Показувати по: 20

Цитати письменника Джона Фаулза

Разглагольствовать о том, что собираешься сделать, – все равно что хвастаться картинами, которых ты еще не написал. Это не просто дурной тон, это абсолютная утрата лица.

Всего три слова. Я люблю вас. Они прозвучали так безнадежно. Будто он сказал: «Я болен раком».

Он даже сказал, что любит меня. А я ответила, вы любите не меня, а свою любовь. Это не любовь, это эгоизм. Вы думаете вовсе не обо мне, а о том, что вы ко мне чувствуете.

Людей выдает не то, что они говорят, а как говорят.

Он настолько ординарен, что это делает его неординарным.

Жизнь – это что-то вроде шутки, глупо принимать ее всерьез. Серьезного отношения заслуживает лишь искусство, а все остальное следует воспринимать иронически.

На днях забавно получилось. Слушали пластинки, джаз. Говорю Калибану, какая музыка. Сечете? А он отвечает:

– Иногда, в саду. У меня и секатор хороший есть.

"Это новая форма нищеты. У тех нет ни гроша за душой, а у этих нет души."

Все мужчины – подлецы. Подлее всего, что они способны улыбаться, признаваясь в этом.

Могущество женщины! Никогда раньше не ощущала в себе такой таинственной, необъяснимой силы. Какие же дураки мужчины.

Мы так слабы физически. Беспомощны. Даже теперь, в наши дни. Но все равно мы – сильнее. Мы можем вынести их жестокость. Они неспособны перенести нашу

Секс — это полноправная часть жизни, ну, если хотите, род деятельности, такой же деятельности, как и всякая другая. В этом нет ничего постыдного, грязного, просто двое дарят друг другу свои тела. Это — как танец. Как игра.

В некий момент я полна решимости поступить именно так, а не иначе. Через час – поступаю именно иначе, а не так.

я ни разу в жизни не ударил животное, а вот человека ударить всегда найдется повод. Но люди, вынужденные жить как животные, заслуживают глубочайшего сочувствия.

I’ve never hurt an animal in my life, you can always make out a case for hurting human beings, but human animals deserve every sympathy.

Самое главное – это чувствовать и жить в соответствии со своими идеалами, если только эти идеалы не ограничиваются собственным идеальным комфортом.

— Вы Юнга читали?

— Нет.

— Он дал название подобным вам особям вашего пола. Правда, это всё равно не помогает. Болезнь от этого не становится легче.

— А какое название?

— Болезням бесполезно сообщать, как они называются.

Цель для ума – что вода для тела.

Видите ли, для меня мир не делится на то, что прилично и что неприлично. Для меня главное в жизни – красота. Я воспринимаю жизненные явления не как хорошие или плохие, а как прекрасные или уродливые. Понимаете, мне многое из того, что вы считаете хорошим, приличным, представляется уродливым, а многое такое, что вы считаете непристойным, мне кажется прекрасным.

Ординарность – бич цивилизации.

Когда не можешь выразить свои чувства, это не еще не значит, что они не глубокие…

…любовь приходит к нам по-разному, в разных обличьях, в разных одеждах, и, иожет быть, нужно очень много времени, чтобы понять, принять и называть ее по имени.