Показувати по: 20

Цитати з книги «Сповідь» Жан-Жака Руссо

Можно ли, преследуя другого, погубить его страшнее, чем губит вражда собственное сердце?

У настоящего нет длительности, а прошлого и будущего не существует. Мерилом времени должна быть память. Далекое прошлое – это далекие воспоминания о прошлом.

Одно – быстро встать; другое – не падать.

Великая бездна сам человек, <…> волосы его легче счесть, чем его чувства и движения его сердца.

…не для того, чтобы отточить язык взялся я за эту книгу: она учила меня не тому, как говорить, а тому, что говорить.

Страдать никому не хочется, но хочется быть сострадательным, а так как нельзя сострадать, не печалясь, то не это ли и есть единственная причина, почему печаль любезна?

Недалеко от нас всемогущество Твое, даже если мы далеко от Тебя.

Неужели тот, кто обогатился подобными знаниями, тем самым угоден и приятен Тебе, Господи, источник всякой истины? Несчастен тот, кто все это знает, а Тебя не знает; блажен, кто знает Тебя, хотя бы он и не знал ничего другого. Ученого же, познавшего Тебя, сделают блаженным не его науки, а если он, "познав Тебя, как Бога, возблагодарит Тебя и не осуетится в умствованиях своих".

Я еще не любил и любил любить и в тайной нужде своей ненавидел себя за то, что еще не так нуждаюсь. Я искал, что бы мне полюбить, любя любовь…III, 1

Время не проходит впустую и не катится без всякого воздействия на наши чувства: оно творит в душе удивительные дела. Дни приходили и уходили один за другим; приходя и уходя, они бросали в меня семена других надежд и других воспоминаний; постепенно лечили старыми удовольствиями, и печаль моя стала уступать им;

Когда-то в юности горело сердце моё насытиться адом, не убоялась душа моя густо зарасти бурьяном Тёмной любви, истаяла красота моя, и стал я гнилью перед очами Твоими, – нравясь себе и желая нравиться очам людским.

Легко человеку,если он полон Тобой; я не полон Тобой и потому в тягость себе.Радости мои,над которыми надо бы плакать,спорят с печалями, которыми надо бы радоваться, и я не зна.,на чьей стороне станет победа. Увы мне!

Отсюда эта печаль по случаю смерти; мрак скорби; сердце, упоенное горечью, в которую обратилась сладость; смерть живых, потому что утратили жизнь умершие.

Дни приходили и уходили один за другим; приходя и уходя они бросали в меня семена других надежд и других воспоминаний; постепенно лечили старыми удовольствиями, и печаль моя стала уступать им; стали, однако, наступать – не другие печали, правда, – но причины для других печалей. Разве эта печаль так легко и глубоко проникла в самое сердце мое не потому, что я вылил душу свою в песок, полюбив смертное существо так, словно оно не подлежало смерти?

Я стоял спиной к свету я лицом к тому, что было освещено; и лицо мое, повернутое к освещенным предметам, освещено не было/

…хотя и впоследствии тут не было истинной дружбы, потому что истинной она бывает только в том случае, если Ты скрепляешь ее между людьми, привязавшимися друг к другу "любовью, излившейся в сердца наши Духом Святым, Который дан нам".

…я завел себе друга, которого общность наших вкусов делала мне очень дорогим.

…я дошел до книжки какого-то Цицерона, языку которого удивляются все, а сердцу не так.

Что это было за состояние души? Конечно, оно было очень гнусно…

В сердце матери моей, однако, Ты основал храм Свой…